Конституционный Суд признал неконституционной ч. 3 ст. 6.1. Уголовно-процессуального кодекса РФ в части определения начала течения разумного срока уголовного судопроизводства

Конституционный Суд Российской Федерации вынес постановление от 13.06.2019 № 23-П по делу о проверке конституционности части третьей статьи 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Б.А. Сотникова.

Заявитель, будучи признанным потерпевшим по уголовному делу, обратился в Конституционный Суд Российской Федерации о признании неконституционной части третьей статьи 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в той мере, в какой она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела об этом преступлении в случаях, когда производство по данному уголовному делу завершилось постановлением обвинительного приговора.

Конституционный Суд Российской Федерации признал часть третью статьи 6.1 УПК РФ не соответствующей Конституции Российской Федерации, указав следующее.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации определяет потерпевшего как физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации и предусматривает, что решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда, а если на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведения о лице, которому преступлением причинен вред, решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно после получения данных об этом лице.

Поскольку преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, каковым признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий, а сами вредные последствия в виде физического, имущественного, морального вреда возникают с момента их причинения конкретному лицу (или с момента, когда лицу стало об этом известно), такое лицо, по существу, является потерпевшим в силу самого факта причинения ему преступлением вреда, а не вследствие вынесения решения о признании его потерпевшим.

Между тем часть третья статьи 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации - в системе действующего правового регулирования по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, - исключает из оценки разумности срока уголовного судопроизводства в случаях, когда производство по уголовному делу завершилось обвинительным приговором, продолжительность стадии возбуждения данного дела (проверки заявления о преступлении), что приводит к нарушению конституционных прав лица, которому преступлением причинен вред.

Федеральному законодателю предписано внести в правовое регулирование судебной защиты права граждан на судопроизводство в разумный срок изменения, направленные на уточнение порядка определения для потерпевших от преступлений момента начала исчисления разумного срока уголовного судопроизводства.