Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что лицо не может одновременно находиться в статусе подозреваемого и свидетеля

Конституционный Суд Российской Федерации 21.11.2017 вынес постановление № 30-П по делу о проверке конституционности положений статей 38 и 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемым им положения ограничивают право гражданина, освобожденного из-под стражи после задержания по подозрению в совершении преступления, на судебную защиту в том случае, если он  допрашивается следователем в качестве свидетеля без вынесения процессуального решения о прекращении его уголовного преследования.

Данные нормы признаны Конституционным Судом Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации, определен их конституционно-правовой смысл.

Исследовав положения статей 38 и 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в их взаимосвязи, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что применительно к одному и тому же преступлению, по факту которого возбуждено уголовное дело, лицо не может одновременно находиться в статусе подозреваемого, то есть лица, подвергнутого уголовному преследованию, и свидетеля, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и вызванного для дачи показаний.

Согласно разъяснению, изложенному в постановлении № 30-П, допросу лица в качестве свидетеля по уголовному делу, в котором это лицо, имело статус подозреваемого, должно предшествовать процессуальное решение о прекращении его уголовного преследования. Таким образом, следователь не вправе допрашивать по одному и тому же делу, об одних и тех же событиях в качестве свидетеля лицо, чей статус подозреваемого не прекращен надлежащим процессуальным решением.

По мнению Конституционного Суда Российской Федерации, если лицо, ранее задерживавшееся по подозрению в совершении преступления, допрашивается после освобождения из-под стражи в качестве свидетеля без процессуального оформления прекращения его статуса подозреваемого, оно фактически лишено возможности защитить свои нарушенные права. В этом случае оно вправе обжаловать в суд бездействие следователя, выразившееся в непринятии решения о прекращении его уголовного преследования и в необеспечении реализации права на реабилитацию.

Конституционно-правовой смысл положений статей 38 и 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, выявленный в постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.